Улыбнись
- Соседка, а почему ты своего пса назвала Негодяем?
- Для хохмы! Когда я зову его на улице, половина мужиков оглядывается!
***
Один мужик выгуливает здоровую собаку. К нему подходит другой и спрашивает:
- А у вашей собаки есть генетическое дерево?
- А зачем? Он пользуется любым.

Ее папу звали просто – Царь. Удивительным образом его имя, словно став из собственного нарицательным, повлияло и на внешний облик, и на характер дочки.  Мила, а в домашнем обиходе Лаша, царственно хороша собой: роскошный мех цвета темного шоколада (c возрастом, правда, он стал «молочным»), белые лапы, белая грудка, красивый «рисунок» на морде; строгие зеленовато-желтые «волчьи» глаза светятся недюжинным умом и будто видят тебя насквозь (так что невольно испытываешь желание повысить свой IQ и расширить кругозор); по-царски горда и сдержанна в проявлении чувств: другие собаки, радуясь встрече, прыгают, лезут «целоваться», виляют хвостом так, что кажется, будто он вот-вот оторвется, она же возьмет  зубами за руку, поведет в комнату и «усадит» (а попробуй не сядь!) на диван. Но и этот знак благоволения еще нужно заслужить!

Редкий случай, когда то, что пишется о собаках в книжках, совпало с действительностью: лайки (а в нашем случае канадская  хаски) исключительно самостоятельны, не терпят принуждения, упрямы и вообще «себе на уме»! В правдивости этих утверждений мы убеждались постоянно…

Одной из команд, которым мы хотели обучить щенка, была: «Ищи!» (лелея надежду, что во время походов чутье хаски пригодится в поисках нашего бродяги  -  кота Айвазовского). Я  спрятала в комнате одну из игрушек (Лаша уже знала их все по названиям), произнесла команду, и собака приступила к делу: медленно и тщательно обнюхивала каждый уголок комнаты, но почему-то обходила вниманием именно то место, где лежала искомая вещь. Я высказала свое разочарование ее «нюхом», и нужно было видеть взгляд, которым она меня одарила! В нем и без знания «собачьего» можно было прочесть: «Так ты хотела, чтобы  я «нашла»? Так бы и сказала! Я-то думала, мы играем!» Лаша тут же достала спрятанную игрушку, сунула ее мне в руки и удалилась, демонстрируя гордость и обиду (однако, не забыв взять приготовленное угощение.) Чтобы реабилитироваться  и заслужить ее прощение, мы стали общаться с нашей собакой не «командами», а на «нормальном» языке,  получая истинное удовольствие от взаимопонимания. Правда, быстро освоив все предписанные щенкам умения и поняв, что в реальной жизни они ей не пригодятся, Лаша тут же потеряла к ним интерес, а наша дружба кончалась, как только мы выходили на прогулку…

Фокусом избавления от ошейника она владела в совершенстве, а оказавшись «на свободе», тут же делала вид, что с нами незнакома. Часто мы шутили (а, как известно, в каждой шутке лишь доля шутки!), что от нас ей нужны только ключи от квартиры, да и то не обязательно:  она обожала общество дворовых собак и готова была среди них «навеки поселиться». Наконец, нашлось средство, которое помогало возвращать Лашу «в семью»: она очень любила, когда хвалят ее внешность («девочка» все-таки!). А поскольку жили мы в то время в доме из пяти подъездов, и у каждого стояла скамеечка, и на каждой скамеечке сидели местные кумушки,  то проход мимо них  превратился для нашей собаки в «дефиле»: она шла нарочито медленно, важно неся в пасти поводок, с удовлетворением  ловя  восхищенные взгляды и восторженные отклики. Постепенно мы расширили список того, что можно «носить»: от плитки шоколада или тюбика  зубной пасты до кошелька или даже  «авоськи», так что самым желанным для Лаши окончанием прогулки стало посещение магазина.

Знакомство с веселой и заводной Бекки – щенком боксера - отвлекло нашу любительницу свободной жизни от компании дворняг, тем более что там не было ее ровесников. Самой любимой игрой Лаши и ее новой подружки стала «дележка»: если на прогулку брались игрушки, то, соответственно, «делили» их, если игрушек не было, то щенки быстро выкапывали ямку и начинали «делить» ее. Выглядело это так потешно, что мы решили снять их возню на камеру. В «умных» книжках  я вычитала, что собаки не видят плоского изображения и поэтому не воспринимают того, что показывается по телевизору, иначе перед просмотром нашего «видео» приготовилась бы снять «фильм о фильме»: Лашу появление ее и Бекки на экране потрясло. Еще большее удивление вызвал мой голос, звучащий из этого странного ящика. Сначала она кинулась к телевизору и долго всматривалась в «картинку», но, так и не поняв, каким образом все мы «раздвоились», в растерянности оглянулась на меня за объяснениями. А я, если честно, будучи типичным гуманитарием, и сама не очень-то понимаю технологию данного процесса. Не дождавшись от меня помощи, Лаша решила сама во всем разобраться. Для начала она заглянула за телевизор, потом сбегала в соседнюю с ним комнату, но и там ничего не прояснилось. Кот Айвазовский, который всегда с удовольствием смотрел с нами  телепередачи (особенно, если в кадре появлялись какие-нибудь животные), тоже ничем ей не помог, всем своим видом показывая, что с некоторыми «человеческими штучками» нужно просто мириться  и не пытаться их постичь. Лаша, наконец, последовала его примеру и  стала с напряженным интересом  следить за происходящим на экране, периодически не выдерживая, вскакивая, подбегая к телевизору и пытаясь лизнуть свою подружку.

Во времена Лашиного детства у нас еще не было айфонов, смартфонов или хотя бы просто мобильников с функцией фото-видео, а увесистую камеру не всегда было удобно носить с собой, поэтому многие забавные и достойные быть запечатленными «на века» случаи остались «за кадром». Например, однажды Лаша нашла ветку от какого-то дерева и улеглась, чтобы спокойно обгрызть с нее кору. Этим ее занятием заинтересовались две вороны. (А вороны, как известно, птицы необычайно умные и «социально» организованные.) Задавшись целью отобрать у щенка палку, они «поделили» обязанности: одна, зависая над Лашей, щипала ее за хвост,  а другая, пока собака отгоняла первую ворону, пыталась утащить ветку. Ноша была для птицы слишком тяжелой, и продвигалась она с ней в клюве буквально по сантиметрам, так что Лаша успевала выхватить у нее свою «игрушку», и вся сцена повторялась заново. Собравшиеся вокруг зрители «умирали» от смеха, но увлеченные выяснением «кто кого» щенок и вороны их не замечали.

«За кадром» осталось, увы, и то, как Лаша пыталась наладить отношения с Айвазовским. Коту было шесть лет, и он считал себя единоличным хозяином  квартиры,  поэтому его знакомство с новой собакой началось с того, что он до крови оцарапал ей морду. После такого «приветствия» щенок пару месяцев старался к нему не приближаться. Айвазовский, правда,  Лашеньку больше не обижал, но и на сближение не шел, соблюдая «вооруженный нейтралитет». Как- то раз мы поехали с ними на дачу. Лаша оказалась там впервые и с упоением носилась по саду. На ночь входную дверь пришлось оставить открытой, чтобы щенок мог зайти в дом, когда надоест бегать. Спали мы на втором этаже (кот, как  обычно, у нас в ногах). Среди ночи я вдруг услышала мышиный писк.  Включив свет, мы увидели такую картину:  на верхней площадке лестницы сидит Лаша, напротив нее Айвазовский, а между ними кружится на одном месте мышонок, не зная, кого ему больше бояться: той, которая его сюда притащила, или вот этого полосатого, который как-то странно на него смотрит. Муж спас мышонка, вынеся его за калитку. Но через какое-то время нас снова разбудил писк. Теперь пришлось спуститься на первый этаж (наши питомцы явно хотели обойтись без постороннего вмешательства). Сценка была примерно та же: Айвазовский в качестве мышиного «эксперта» и Лаша со своим очередным «подношением». А наутро нас ждал еще один «сюрприз»: весь сад был перекопан так, будто там всю ночь работала бригада искателей сокровищ. Поскольку дача принадлежала моим родителям, то весь следующий день мы «заметали следы». Зато Лаша своими «взятками» заслужила, наконец, расположение кота, и обратно в город они ехали уже «в обнимку».

Каждый, кому повезло иметь рядом с собой собаку, помнит ее «детские» проделки, после которых приходилось покупать новую обувь или менять обстановку, или  вообще делать ремонт. Но как бы мы не сердились на нашего питомца тогда, вспоминать об этих шалостях спустя годы всегда приятно и весело. Лашенька, например, в щенячьем возрасте была «архитектором».  Первое время она очень переживала, когда мы уходили, и разрывала нам сердце, колотясь о дверь и пытаясь «открыть» замок. Однако очень быстро она поняла, что без нас дома даже веселее, ведь можно «творить» в тишине и без свидетелей (Айвазовский не в счет). Возвращаясь с работы, мы пытались угадать, какой очередной шедевр ждет нас за дверью квартиры. Основой для своих «построек» Лаша выбрала ковер в гостиной. Она вытаскивала его из-под мебели, заворачивала углы к центру, сверху усаживала огромного (не только для ее щенячьих размеров) льва – мягкую игрушку, подаренную сынишке на какой-то день рождения. (Лев «жил» на лоджии, и было непонятно, как Лаше удавалось протиснуться с ним в узкие двери!) Далее следовали варианты: она могла накрыть льва ковриком из прихожей и сверху положить еще что-нибудь этакое, например, принесенное из кухни яблоко. Закончив работу, «архитектор-строитель»  принимался жевать ковер по линии сгибов, так что, когда его разворачивали, дырки оказывались на самых видных местах.

Первая в ее жизни зима принесла Лаше (и, разумеется, нам) немало сюрпризов: преображенный снегом мир буквально заворожил нашу собаку, а так как ее мех выносил любые «минусы», то прогулки стали еще продолжительней; к тому же в незамерзающей на зиму огромной полынье возле плотины, находившейся недалеко от нашего дома, сосредоточились, казалось, все утки с Москвы-реки. Периодически какая-нибудь из окрестных собак в погоне за водоплавающими проваливалась под лед. Не миновала эта участь и Лашу. Вот когда мы воочию убедились в существовании «генной» памяти! В отличие от других собак, в панике колотящих лапами по льду и теряющих на этом силы, наша «северянка» не растерялась и (пока я пребывала в шоке, а муж быстро скидывал с себя верхнюю одежду, готовый спасать любимого щенка) очень грамотно, можно сказать, профессионально навалилась верхней частью туловища на край полыньи и медленными толчками стала продвигаться вперед. Оказавшись на льду, она не вскочила сразу (уже уяснив себе его «коварство»), а несколько метров ползла, удаляясь от полыньи на безопасное расстояние.  Пополнив, таким образом,  длинный список своих совершенств, Лаша совсем загордилась и перестала играть с собаками, предпочитая гоняться за белками в ближайшем лесопарке.

Той же зимой произошло событие, последствия которого мы ощущаем до сих пор. Многим владельцам собак знакома проблема, когда новогодние фейерверки или гром грозы пугают их питомцев. Лаша, к нашей радости, относилась к этим звукам довольно спокойно. Но однажды во время прогулки нам встретилась ватага мальчишек, развлекающихся петардами, и один из них бросил хлопушку прямо перед щенком. Следствием сильнейшего испуга стали приступы удушья, сопровождающиеся судорогами. Ветврач прописал ей длинный список лекарств, которые мы храним в отдельной коробке. Когда Лаша чувствует приближение очередного приступа, то пытается как-то привлечь наше внимание. Увы, расшифровывать ее знаки мы научились не сразу! Если она видела наше непонимание, то пыталась сама достать «свою» коробку с лекарствами. Тогда до нас «доходило»! Однажды приступ случился, когда никого не было дома. Вернувшись, мы обнаружили Лашеньку на полу, парализованную спазмом, а рядом с ней коробку, которую она не только достала с полки, но и сняла крышку. Казалось, еще немного, и она сумела бы сама накапать себе валокордин и сделать укол!

Взрослея, наша хаски все больше становилась похожей на своего далекого предка – красного канадского волка. И все чаще во время прогулок мы слышали за спиной испуганно-восхищенный шепот: «Смотрите-ка, волк, волк!!!» Однажды один прохожий даже сделал нам внушение, что держать хищников в домашних условиях очень опасно. В глазах обывателей, хаски – это черно-белые красавицы с голубыми глазами, предназначенные возить упряжки. Поэтому и после наших объяснений, что существует множество разновидностей экстерьера данной породы, мы чувствовали недоверие и сомнения в том, что на поводке у нас все-таки не настоящий волк. Иногда, что греха таить, мы забавлялись, отвечая  на очередной вопрос утвердительно.

Когда Лаше было чуть больше года, мы поехали в отпуск на Азовское море, и «волк на веревочке» стал достопримечательностью нашей турбазы. («На веревочке», потому что, когда мы находились в доме, то привязывали Лашу на длинную веревку, чтобы она могла спокойно выходить «на воздух», но не убегать и не пугать отдыхающих.) Это был как раз тот отпуск, когда Айвазовский ушел в пятидневный «загул». Не в силах просто сидеть и ждать его возвращения, я каждое утро поднималась с восходом солнца, брала Лашу на поводок и обходила вместе с ней окрестности, включая улицы ближайшей к турбазе станицы, спрашивая местных жителей про «полосатого кота в желтом ошейнике».  Возвращаясь после одного из таких «обходов», я увидела «станичницу», подметающую листву перед своей калиткой, и обратилась к ней с тем же вопросом. А Лаша увидела не только «станичницу», но и пасущихся рядом с ней кур во главе с красавцем-петухом. Глаза моей «волчицы» вспыхнули желтым, как будто в них зажглась электрическая лампочка. Как всегда неожиданно легко, она скинула ошейник и в одно мгновение оказалась рядом с курами. Петух с дикими воплями кинулся через калитку во двор, за ним, истерично кудахча, устремился его гарем, кроме одной глупой курицы, которая почему-то помчалась в противоположном направлении в заросли осоки. Я замерла от ужаса, а  в моей голове пронеслись две мысли: одна – во сколько мне обойдется эта «охота»,  и другая – «птичку жалко». Тем временем осока «ходила ходуном»: страх придал курице сил, и она с почти космической скоростью носилась по кругу, так что перед глазами мелькали то Лашин хвост, то куриная гузка. В какой-то момент моя собака ухватила свою «добычу», но курице удалось вырваться и, оставив в Лашиной пасти пучок перьев, она умчалась во двор. Как оказалось, все произошедшее длилось совсем недолго, так как женщина еще заканчивала свою фразу: «Та неее… Не видааала…»

Обратно Лаша шла, довольная  развлечением, отплевываясь от перьев, чихая и совершенно забыв про то, что должна помогать мне искать кота.

Когда Айвазовский вернулся, и мы, наконец-то, смогли «приступить» к отдыху, выяснилось, что наша собака с большим недоверием относится к морским просторам. Первые дни она не только сама отказывалась входить в воду, но и нам не давала, бросаясь вслед, хватая «пловца» зубами за руку и вытаскивая его на берег. Так что купаться нам пришлось по очереди: кто-то обязательно должен был удерживать Лашу от благородных порывов.

Со временем  за ней закрепилась эта роль – нашего «спасателя». Ее исключительная интуиция всегда нас выручает в походах, выводя из лесных «дебрей» точно к тому месту, где стоит наша палатка. Если мы собираемся «покорить» какую-нибудь гору, то самым рациональным маршрутом оказывается тот, который «прокладывает» она (причем составляет его мгновенно, а не высчитывает, как мы,  количество выступов, за которые можно ухватиться).  Благодаря ее тонкому охотничьему чутью нам удается  избегать нежелательных встреч, что очень важно особенно сейчас, когда мы живем рядом с «диким» лесом: частенько Лаша вдруг меняет направление нашей прогулки, а то и вовсе «возвращает» нас домой, а на следующий день мы обнаруживаем там, куда собирались идти, следы кабанов или лося. Однажды дети (сын и невестка) не вняли ее «указаниям» и натерпелись страху, встретив медведя. Дело было весной 2011 года, они приехали к нам в гости на выходные и пошли погулять в сопровождении Лаши и нашего «приемыша» - трусихи Нюши. Не доходя до леса, старшая собака резко повернула назад к дому, но дети решили, что она просто плохо себя почувствовала, отвели ее назад и снова отправились на прогулку. Недалеко от нашего поселка (который тогда еще только строился и в нем почти никто не жил) они услышали страшный рев и треск ломающегося орешника, а посмотрев в том направлении, увидели огромного бурого зверя. Между ними был только овраг. Потом они рассказывали, что мелькнула, конечно, мысль забраться на дерево, как советуют «специалисты», но сделать это было невозможно, как минимум, по двум причинам: во-первых,  от ужаса «отнялись» ноги, во-вторых, от ужаса «онемели» руки.  Нюша, тоже впервые в жизни столкнувшаяся с неизвестным и непонятным «кем-то», на всякий случай пару раз тявкнула, а потом, опомнившись, спряталась позади. Спустя несколько томительных секунд стало понятно, что медведь не делает попыток приблизиться, а, скорее, просто пугает. «Наши» осторожно двинулись в сторону поселка, а потом уже побежали и появились дома в очень «бледном» виде.

К тому времени мы уже поняли, что поселились в «диких» местах (но не настолько же!), поэтому сразу полезли в интернет. Оказалось, что медведи, действительно, проживают в Московской области и даже в довольно больших количествах. Правда, в нашем районе их раньше не было, но предыдущим летом (помните «жаркий» 2010?) животные мигрировали, спасаясь от лесных пожаров, и даже местные егеря на тот момент не знали, кто у них «поселился».

Нужно ли говорить, что с той поры мы еще более внимательно относимся к Лашиным «намекам» и во время лесных прогулок стараемся во всем ее слушаться…

Так случилось, что в своей жизни Лаше  пришлось играть роль не только «спасателя», но и воспитательницы: мы периодически подкидывали ей то котят, то щенков. Первым ее воспитанником стал Дали. Конечно, основную заботу о котенке взял на себя Айвазовский, заменив ему «папу», ну, а Лаше досталась роль «тетки».  То ли в «пику» Айвазовскому, то ли по какой другой причине, но «тетка» получилась из обычно строгой и даже суровой Лаши предобрейшая: котенок мог часами играть у нее между лапами  в ее же игрушки, и она «ни слова» ему не «говорила»! Более того, возле нее Далишка мог прятаться от излишней заботы своего сверхчистоплотного «папы» и засыпать «неумытым»!

Нюше повезло меньше. С ней «мама» Лаша была очень строга, страшным рычанием пыталась отгородиться от приставаний щенка, но все равно никогда не обижала и даже давала уроки собачьего мастерства, правда,  только, когда мы ее об этом просили. Быстро покажет, как нужно сидеть-лежать-давать лапу, и уйдет «к себе». Так что Нюше пришлось, что называется, «схватывать на лету».

Мартина мы взяли полугодовалым. Проведя первые такие важные месяцы своей жизни в трудных условиях «улицы», щенок был, несмотря на свои внушительные размеры, очень робким, боялся снова оказаться один и поэтому стремился всем понравиться. Лаше на тот момент было уже десять лет, с годами ее суровость только возросла, и от еще одного «родственника» она была не в восторге. В первый же день выяснилось, что Мартин никогда не ходил по лестнице: подняться на второй этаж дома вслед за всеми он кое-как смог, а вот спускаться отказался наотрез. Сначала Лаша хмуро смотрела на мои попытки уговорить щенка сойти вниз, потом не выдержала, поднялась к Мартину, снова спустилась. Опять поднялась – спустилась. И так несколько раз, пока щенок, наконец, не понял, как это делается, и не пошел за ней!

Забавно, но и у Нюши, и у Мартина был период «подросткового непослушания» (все, как у людей!): Нюша упрямо отворачивалась, когда ей говорили: «Посмотри, как Лашенька это делает»; а Мартин, вообще попытался взять на себя руководство стаей. Лаша восприняла эту «детскую болезнь» весьма хладнокровно, словно зная, что долго она не продлится. И действительно: сейчас, даже чтобы просто полаять на посторонних, «молодежь» ждет сигнала от старшей, хотя мы так и не поняли, как ей удалось взять их обратно под свой контроль. А опыт бы пригодился!

Когда я смотрю (по телевизору) гонки на собачьих упряжках, состоящих, в основном, из собак породы хаски, то невольно сравниваю их с Лашей. Внешне они, конечно, похожи, но представить себе, что наша «царская дочка» (да еще с ее-то интеллектом!) тащит за собой упряжку... не могу.

Привет, Айвазовский! Молодец, что вернулся. И черно-белый костюм тебе идет. Вот только голос у тебя сейчас какой-то чересчур тонкий. Может, еще изменится? Раньше у меня от твоего баритона даже мурашки бегали. Прости, что гулять вместе с нами больше не получится, мы теперь с участка только зимой выходим, а по снегу ты не любишь… Это из-за той истории с лисенком, помнишь, летом? Моя вина… Не удержалась, когда он прямо передо мной из кустов выскочил. Рефлексы сработали, да еще Нюшкин визг (вечно она визжит, когда видит лис или зайцев!).  Хотела просто придержать, да сил не рассчитала. Родители его в твоей сумке в больницу возили. Вернулся весь в гипсе. Правда, все равно помер… Моя вина… Хотя он и так был не жилец: мамку-то его еще раньше охотники застрелили. Я видела… А по снегу, даже если захочу, не смогу никого догнать, возраст! А Нюшка с Мартином слишком тяжелые. Так что теперь просто гуляю, изучаю следы. Зверья все меньше. Оно и понятно – поселок растет, соседей прибавляется. Уходят звери…

Январь 2014

Автор: Малышкина Ольга, г. Москва

Поиск
Интернет-магазин
Мы ВКонтакте
Реклама
rekl111.jpg

rekl2.jpg