Улыбнись
Сосед - соседу:
- Мы, наконец, приучили нашего щенка делать делишки на газету. Хорошо бы еще научить его ждать, пока мы ее дочитаем.
***
- Соседка, а почему ты своего пса назвала Негодяем?
- Для хохмы! Когда я зову его на улице, половина мужиков оглядывается!

Как хорошо, когда есть друзья-единомышленники! Иначе можно превратиться в законченного человеконенавистника, особенно, когда в разгар крещенских морозов находишь на улице коробку с трехнедельными щенками.

Щенков было семь. Шестеро, как под копирку, черненькие с белыми грудками, а один – серенький. Конечно же, они пищали от голода и холода. Конечно же, не понимали, куда подевались теплый мамин бок и вкусное мамино молоко. И даже их ангел-хранитель был в растерянности, так как, по прогнозам, надвигалась самая холодная за весь январь ночь. Ангел метался среди проходивших мимо людей, заглядывал им в сердца, пытаясь отыскать тех немногих, кому еще не чуждо сострадание. Ангел не терял надежды…

Он все-таки нашел, тех немногих. Они согрели и накормили малышей и озаботились их дальнейшей судьбой. Вот только, если хочешь, чтобы кто-то сделал доброе дело, начать придется с себя. И было понятно, что один из этих щенков «наш», но как сделать этот рвущий сердце на кусочки выбор?

Серенький щенок оказался «девочкой». Среди своих братьев и сестер она была самой робкой. Всегда  последней выходила из укрытия, чтобы поесть, и первой туда пряталась. Другие щенки, подрастая, обретали друзей, обзаводились игрушками, она же продолжала сидеть в коробке и испуганно звать всех назад. В ее глазах мир оставался страшным и враждебным. Однажды ее предчувствия подтвердились: кто-то разрушил их «домик», и малыши снова оказались на морозе. Это происшествие окончательно сформировало у щенка фобию: боязнь людей и улицы. Но, как ни странно, именно этот страх  заставил ее совершить ПОСТУПОК: как-то после очередной «кормежки» она не спряталась обратно в коробку, а пошла за моим мужем.  Удаляться от «домика» ей было очень страшно, но она продолжала идти. «Наш» выбор состоялся.

Встречать нового члена семьи вышли все домочадцы: коты Айвазовский и Дали и собака – канадская хаски Лаша. Нужно сказать, что Лаша – дама строгая, сантиментов не любит, поэтому взиравший на нее с благоговейным восторгом щенок (может, он решил, что нашлась его мама?) вызвал ее недовольство. Зато Дали, кот еще молодой и любящий поиграть, новому жильцу обрадовался (тем более что он пока был подходящего для совместных игр размера).

Обилие впечатлений обернулось для щенка нервным ознобом, но в ванной под теплым душем малышка успокоилась и уснула. День был выходной, к тому же праздничный (23 февраля), и к нам с минуты на минуту должны были приехать в гости наши друзья (из тех немногих, к кому ангелы  могут обращаться за помощью). Чтобы больше не испытывать нервную систему щенка на прочность (слишком много событий для одного дня!), мы соорудили для него на лоджии домик-укрытие, где он сладко проспал несколько часов кряду. Коты терпеливо сидели возле стеклянной до пола двери и ждали: Дали -  когда же он и «новенькая» начнут играть, а Айвазовский – когда можно будет самому забраться в домик. Но их планам в тот день не дано было осуществиться: проснувшись в незнакомой обстановке, щенок снова оробел и не захотел покидать своего укрытия.

Постепенно детское любопытство брало верх, и щенок все чаще стал подходить к двери, смотреть через стекло на  обретенных «родственников» и уже не прятался стремглав, когда кто-то выходил на лоджию. Наконец, настал день, когда малышка осмелела настолько, что решилась переступить через порог. Дали сразу умчался в глубину квартиры, пытаясь увлечь ее за собой, а Айвазовский ринулся занимать освободившееся теплое местечко. Какое-то время щенок пребывал в раздумьях, но так как возвращаться было уже некуда, а  дружелюбный кот весело гремел игрушками, то он рискнул пойти на шум. К тому же где-то там была эта необычайно красивая взрослая собака со строгими зелеными глазами…

Увидев приближающегося щенка, Лаша предостерегающе зарычала. Обычно этого хватало, чтобы ее оставили в покое, но малышка, видимо, решила, что так и должна проявляться материнская любовь (сравнивать-то ей было не с чем!), подошла к Лаше и засунула свою маленькую головку прямо в оскаленную пасть! Наша собака, конечно, опешила, зарычала еще грознее, но зубов не сжимала, прощая щенку его глупость. С тех пор эту картину можно было наблюдать очень часто: рычащая Лаша, а в ее пасти маленькая голова с блаженно закрытыми глазами. (Голова скоро подросла, но нос прекрасно помещается там до сего времени!)

Недели две щенок ходил безымянным (клички отлетали от него, как шелуха от семечек), пока, наконец, неизвестно откуда не возникла эта «Нюша» и не приклеилась к малышке намертво.

Как у всех щенков, уши и хвост опередили рост остального тела. Хвост был тяжелый, толстый, опущенный вниз, что вместе с все более четко проявлявшимся окрасом говорило о наличии среди близких родственников восточно-европейской овчарки. Вот только уши! Одно торчало бодрячком, и с этого фланга Нюша, действительно, была  ужасно похожа на щенка овчарки, а второе было сложено трогательным треугольничком. Но, как любил повторять наш ветврач, если кормить творогом, то и у спаниеля уши встанут! Через пару месяцев Нюша стала целиком и полностью походить на внучку замечательного огромного очень пожилого (четырнадцати лет!) «овчара» Дона, в компании которого мы обычно гуляли.

Кстати о прогулках. Этот вопрос решался болезненно и трудно. После необходимого для карантина периода (до и после прививок)  пора было щенка начинать выгуливать. Вот только оказалось, что Нюша с этим категорически не согласна. Все связанные с ее «уличным» прошлым страхи сразу вернулись, и она улепетывала от поводка, как черт от ладана. Не помогали ни уговоры, ни вкусности. Малышка забивалась под кровать, причем сворачивалась калачиком как раз посередине, так что ни с одной стороны руками ее было не достать. Приходилось прибегать к крайней мере – швабре. С ее помощью мне удавалось «выпихивать» щенка, но, пока я обегала кровать, он, естественно, снова под нее прятался! Эти «салочки»  заканчивались чаще всего моим поражением и пеленками (для всяких необходимых собачьему организму дел).

Вечерами, когда мне на подмогу приходил муж, мы, конечно, извлекали Нюшу из-под кровати и на руках несли ее «гулять», но дрожала она при этом так сильно, что мы чувствовали себя извергами. К тому же последний (17-й) этаж, который мы когда-то специально выбирали ради вида из окон, теперь осложнял нам жизнь: до улицы и начинавшегося почти от подъезда леса, нужно было добираться на лифте, а это гремящее сооружение наводило на малышку еще больший ужас.  Когда  лифт не работал (что случалось довольно часто), приходилось спускаться по лестнице, и бесконечная череда ступенек тоже пугала щенка. Даже оказавшись в лесу, Нюша не бегала весело по тропинкам, а искала укрытие: куст, дерево или хотя бы тень от фонарного столба! Абсолютно все вселяло в нее страх – люди, другие собаки, опять люди… Однако выхода не было: нельзя же допустить, чтобы малышка жила без прогулок! Лаше вся эта суета вокруг щенка не нравилась, и с ней приходилось гулять отдельно.

Так мы мучились довольно долгое время, пока не познакомились с Доном. Старый мудрый пес своими огромными размерами действовал на Нюшу успокаивающе. Бояться лифта, лестницы и людей она не перестала, но хотя бы не забивалась под кровать, когда приходило время прогулки. Дон жил в соседнем доме, и мы договорились с его хозяйкой, что они будут поджидать нас  у подъезда. Страшное слово «гулять» заменилось на «а где наш Дон?», что помогало выманивать Нюшу на улицу. Но и находясь  в компании Дона, наша трусиха пряталась, едва завидев человека. В выходные дни приходилось особенно туго: количество гуляющих увеличивалось в разы, и тогда Нюша вообще не слезала с рук.

Близился летний отпуск, и мы решили заранее показать щенку «большую» воду, а заодно «познакомить»  с машиной. Не так далеко был каскад из нескольких прудов, туда мы и направились. Поскольку Лаша, а до нее и Тоночка, прекрасно плавали, то мы считали эту способность врожденной для всех собак. Но Нюша  (конечно же!) оказалась из числа тех, кого плаванию нужно учить. Справедливости ради нужно отметить, что воду она любила: не пропускала ни одной лужи, чтобы не полежать в ней. А если лужа была еще и грязной, то это вообще двойное удовольствие, ведь после предстояло мытье в ванной, где ей так сладко засыпалось под теплым душем!

Вид «большой» воды привел Нюшу в восхищение. А тут еще и «мама», оттолкнувшись от мостков, легко и непринужденно поплыла. Чтобы прыгнуть так же изящно, малышка (было ей около полугода) решила взять разбег побольше. Сначала она несколько метров смешно пятилась, потом помчалась вперед, подпрыгнула и… исчезла под водой, оставив оторопевшим зрителям в нашем лице лишь круги, да и те быстро успокоились. Эти несколько секунд показались нам вечностью, и муж даже  снял обувь и приготовился нырять. Но, так же внезапно, как исчезла, Нюша  снова показалась над водной гладью. Я в красках представила себе картину произошедшего: вот щенок камнем идет вниз, большие уши развеваются над головой, глаза «по шесть копеек», вот он достигает дна, изо всех сил отталкивается  от него задней лапой и, как выпущенный из катапульты, летит вверх! В общем, на этом знакомство с «большой» водой закончилось, а к Нюшиным фобиям добавилась еще одна.

Оставалась надежда на «море, солнце и песок» (в качестве «моря» в тот год выступала Волга), но туда еще нужно было добраться, а машина теперь прочно ассоциировалась у щенка с неудавшейся попыткой научиться плавать! А ведь еще предстояло путешествие на лодке до «нашего» острова! Нужно ли говорить, что мы предвкушали «веселую» поездку?! И нужно ли говорить, что все наши ожидания в полной мере оправдались?! Первая же остановка, чтобы наши «туристы» размяли лапы (путь-то неблизкий!), обернулась тем, что Нюша сорвалась с поводка и скрылась в ближайших зарослях. (Многим владельцам собак знаком этот феномен: ты надеваешь на нее ошейник, берешь на поводок и даже думаешь, что владеешь ситуацией, но стоит собаке захотеть и она каким-то непостижимым образом складывает уши, делает легкое движение головой – и вот ты уже стоишь с болтающимся на поводке ошейником в руках и понимаешь, что ситуацией владел вовсе не ты!)

Уговорить Нюшу вернуться в машину нам не удалось, так что некоторое время мы медленно ехали с открытой дверцей, а она бежала рядом, пока, наконец, вид мирно дремлющих котов и Лаши не вызвал у нее зависть.

На причале, где мы должны были надуть нашу лодку и перетащить в нее вещи, находились еще люди, и это нас обрадовало. (Вот уж не думала, что скажу это!) Нюшин страх № 1 помог нам без особых проблем перебраться  в лодку, так как, пока грузили рюкзаки, малышка  пряталась в машине, а в лодке сразу протиснулась под сиденье и не вылезала оттуда до конца пути.

Правда, плавать мы ее тогда так и не научили. В реку она заходила смело, потому что берег был пологий  и сквозь прозрачную воду уютно просвечивало песчаное дно, но как только глубина достигала ее подмышек, Нюша сразу поворачивала назад, и никакие игры в бросание палочек и даже пример старшей собаки не могли заставить ее преодолеть страх и поплыть. Свою порцию удовольствия от отдыха на «большой» воде она получила, весело носясь за накатывавшими на берег волнами.

Плавать и гулять на поводке Нюша, конечно же, научилась, но позже, когда  немного повзрослела. К тому же мы переехали за город, и теперь во время наших прогулок  встречаем разве что зайцев и лис, вызывающих у Нюши восторженный визг.  У собак появилась «своя» территория, которую нужно охранять, и  даже наша трусиха делает это с большим азартом, сопровождая каждого проходящего мимо «ее» забора басистым лаем.

Правда, когда к нам приезжают гости, Нюшка-«норушка», по-прежнему, забивается под кровать и сидит там, пока не определит по голосам, что люди-то все знакомые и совсем не страшные, ну или почти совсем… Лишь немногие избранные могут «лицезреть» ее воочию и совсем редко кто удостаивается чести подержать ее за лапку. Причем именно «удостаивается чести», так как лапку Нюша подает, как истинная леди для поцелуя: медленно и изящно, томно отводя взгляд.

Иногда нам кажется, что для Нюши ее фобии, как для нас соль-перец: усиливают вкус. Может, это весело: жмуриться  от страха и закрывать морду лапами или протискивать ее в щель между шкафами (ну, или  коленями папы-мамы)?  Может быть, ей нравится, как замирает сердечко и кровь пульсирует быстрее, когда она засовывает свою мордочку в грозно рычащую пасть Лаши?  Во всяком случае, и другие  поступки говорят именно об этом. Взять хотя бы ее взаимоотношения с пылесосом: боится она его ужасно,  всегда мгновенно залезает под кровать, когда я иду в кладовую, и сидит там, пока не убедится, что вышла я без него. Казалось бы, и продолжай себе прятаться, если пылесос все-таки вынесли и он начал свое шумное дело. Так нет! Нюшка обязательно будет лезть прямо под щетку, дрожа всем телом и закатывая глаза!

А может быть, это не трусость, а как раз наоборот – мужество? Может, ей нравится не бояться, а преодолевать свой страх? «Подговорила» же она как-то простодушного Мартина «сократить» путь и «выйти» во двор через окно второго этажа? (Через это окно лучше видно, приближается кто-то к их владениям или нет.) Этот случай, который мы окрестили «побегом из курятника»,  возглавил бы «топ-десять» домашних видео, если  бы мы успели его запечатлеть! Вы только представьте себе двух здоровенных собак, вылезающих через окно на крышу (навес над крыльцом) и симметрично скатывающихся в противоположные стороны, оставляя на металлочерепице борозды от когтей! Учитывая, что высота почти три метра, приземление можно считать сверхудачным, хотя Нюшке и Мартину было не до размышлений о везении, так как нужно было успеть «обругать» осмелившегося подойти к «их» территории.

Иногда я задумываюсь о том, как бы складывалась наша жизнь, не будь рядом наших «зверят»? О чем бы мы вспоминали «долгими зимними вечерами»? Чьи фотографии заполняли бы наши фотоальбомы? Кто наполнял бы наши будни смыслом?...Взять щенка или котенка « с улицы», значит сделать доброе дело?  Это не так. Добро делается нам: у нас появляется повод для самоуважения, обширнейший «материал» для рассказов друзьям и знакомым, а главное (и это уже без шуток) у нас появляются ОНИ и шанс обрести себя.

Январь 2014

Автор: Малышкина Ольга, г. Москва

Поиск
Интернет-магазин
Мы ВКонтакте
Реклама
rekl111.jpg

rekl2.jpg