Улыбнись
Один мужик говорит другому:
- Моя жена любит кошек и собак.
- Повезло тебе с женой, а вот моя любит песцов и соболей!
***
- Скажите, пожалуйста, ваш цепной пес подпускает к себе?
- Конечно! Иначе как он сможет вас укусить?

Оно больше походило на проклятье, или, что еще хуже, на констатацию будто бы уже свершившегося факта. Изрек его мужчина, припарковавший свой «Мерседес» рядом с нами и находившийся в изрядном подпитии. Мы в это время не без азарта пытались запихнуть наше походное снаряжение, включая большую надувную лодку, в и на машину, поэтому были совершенно не готовы к такому диалогу:

- Куда собрались?

- В Карелию.

- Ммм… А это где?

- На северо-западе.

- Далеко?

- Около тысячи километров.

- Не доедете.

Последняя фраза была произнесена спокойным, лишенным каких-либо эмоций, уверенным тоном, после чего «доброжелатель» скрылся в подъезде. Подобных «предсказаний» перед дальней дорогой мы еще никогда не получали! Возможно, зря: в прошлом году доехали только до Великого Новгорода и вернулись оттуда на эвакуаторе. Призадумаешься тут! Опять же анекдот вспомнился, про туриста. Удивился он, что в том городке, куда приехал, царит суета: все собирают свои пожитки и бегут в горы. Встретился ему по дороге мужик и говорит, цунами приближается. Однако турист был человеком набожным, службы в церкви никогда не пропускал, исповедовался регулярно, милостыню нищим подавал,  а потому ответил, что, если бы грозила ему беда, то Бог обязательно дал бы знак. Вода прибывает, и вот уже последняя спасательная лодка проплывает мимо, и кричат ему оттуда, чтобы спасался, а он им в ответ опять про набожность и знак. Вода уже под горло, зависает над ним вертолет, кидают ему веревочную лестницу, а он  отказывается спасаться и твердит свое. Утонул турист! Оказавшись на небе, спрашивает у Бога, мол, как же так, столько лет я в тебя верил, а ты мне даже знака не подал! Удивился Бог и говорит: «Ну, ты неблагодарный! Я тебе и мужика, и лодку, и вертолет!!!»

В общем, вдруг это тот самый  «мужик», подумалось нам. Однако Ладога манила, и мы решили рискнуть, а заодно проверить, нужно ли быть суеверными и обращать внимание на «знаки».

Как только за мужчиной захлопнулась дверь, пошел дождь, быстро перешедший в сильнейшую грозу. Половина вещей была уложена, два кота и собака уже сидели в машине, поэтому мы решили считать это не очередным предзнаменованием, а совпадением. Затолкав оставшийся багаж; с мыслями, что, как намокло, так и высохнет, мы отправились в путешествие.

Казалось, что природа пришла в ярость именно от нашего непослушания, без передышки  целясь в машину огненными стрелами молний. А раскаты грома загнали наших питомцев под сиденье. Я бы и сама с удовольствием туда залезла, если бы смогла поместиться! Однако были и светлые моменты: часть неба, нетронутую непогодой, украсили две роскошные радуги. Они захватывали все больше пространства, пока добро окончательно не победило зло. Мы возрадовались и с песнями «понеслись» на встречу с Карелией.

«Неслись» мы в рамках правил дорожного движения и даже там, где можно, не превышая восьмидесяти километров в час. За этим строго следил наш кот Айвазовский. Если он вдруг начинал «возмущаться», то и на спидометр необязательно было смотреть: многолетняя практика показывала, что скорость превысила допускаемый котом и правилами предел. Время на дорогу рассчитывалось очень точно: нам необходимо было оказаться в Питере после того, как опустят мосты (кольцевой дороги еще не было), но до утренних пробок, с тем, чтобы на месте (а до него еще около двухсот километров) приехать в первой половине дня, ведь предстояли разгрузка-погрузка, да несколько часов плавания. Поэтому из Москвы выезжали обычно поздно вечером, к тому же и дороги свободнее!

Мы уже довольно долго ехали без происшествий, когда муж (он же водитель) захотел пить. Вода была в пятилитровой бутыли. Наши питомцы сладко спали, и, чтобы не разбудить их внеплановой остановкой (особенно Айвазовского, который, как только видел за окном лес, «требовал» поставить палатку и не ехать в дальние дали, ведь мышей он и тут раздобудет!), муж попросил меня просто открутить крышечку и передать ему бутыль. И происшествие не замедлило случиться! Пластмассовая ручка вдруг отломилась, и литры воды вылились на приборную доску! Все сразу проснулись, потому что заорало радио, причем одновременно всеми радиостанциями. Выключаться оно не хотело, под капотом что-то весело искрилось, сумка с инструментами была где-то глубоко на дне, под багажом. Сразу вспомнили и «мужика», и анекдот. Кстати, очень хорошо, когда есть на кого спихнуть вину, а то бы вышел семейный скандал! Искрясь, под грохот радио и вопли котов мы доехали до ближайшего магазина-кафе, на наше счастье, круглосуточного. На стоянке были грузовики, и мы чувствовали неловкость перед дальнобойщиками, которые явно хотели поспать. Купив набор отверток, муж, наконец-то, смог вынуть радио и «перекрыть ему кислород», а потом  еще час устранял другие неисправности.

Это был уже третий «знак», но заинтригованные, что же будет дальше, мы продолжили путь. (Рассудив, что «лимит» знаков исчерпан, а если неприятности продолжатся, значит, их «накаркал» мужик, и тогда доехать до цели становилось делом принципа.)

Пережитое годом ранее прочно ассоциировалось с тех пор с Великим Новгородом, а потому подъезжали к городу с определенной опаской. Как оказалось, не совсем беспричинно: из-за стоявшего на обочине трактора выскочил (буквально!) ДПСник, взмахнул своей волшебной палочкой и начал неспешный и полный досмотр машины. То ли не любят в тамошней дорожно-патрульной службе московские номера, то ли мы были единственным за все утро развлечением, но страж порядка не торопился, хотя видел и котов, и собаку;  уже знал, откуда и куда мы едем, и что путь нам предстоит неблизкий. Продержав нас не меньше получаса и так и не найдя, к чему придраться, он снова махнул, мол, свободны. Миновав это уже дважды «проклятое» место, мы вздохнули с облегчением, надеясь, что черная магия «напутственных» слов постепенно ослабевает.

Из-за потерянного времени в Питер въехали как раз в разгар утреннего ажиотажа. Хорошо, что дорога от Московского шоссе и до выезда на нужное нам Приозерское идет практически по прямой. Но в этот раз все оказалось не так просто! И дело не в пробках. Почти у каждой нужной нам улицы стояла табличка с надписью: «Ремонт. Объезд». Настолько далеко наше знание Питера не распространялось, и мы начали «кружиться», иногда по нескольку раз проезжая мимо одного и того же постового, уже пытавшегося объяснить нам дорогу. (Не потому, что мы такие тупые, а потому, что те улицы, куда нас направляли, тоже были перекрыты!) Вырвавшись, наконец, из заколдованного города и даже чувствуя определенную вину перед его жителями (не из-за нас ли заклятье?!), мы оказались на уже знакомом нам по прежним поездкам шоссе. Сто семьдесят километров от Питера до Республики Карелия мы преодолели, как обычно, часа за три, а вот оставшиеся тридцать по Карелии требовали не меньше пяти часов (тоже, как обычно), так как, господа, это не дорога! Видимо, ее прокляли давно. И не мы. И не из-за нас.

До базы отдыха, где мы оставляем машину и пересаживаемся в лодку, добрались уже под вечер. Хотя из-за белых ночей понятие «вечер» весьма относительно. Закончив процедуру разгрузки-погрузки, мы, наконец-то, собрались наслаждаться началом отпуска, ведь плыть по Ладоге на моторке уже удовольствие! Однако «мужику» еще раз сильно икнулось – мотор не завелся! На надувной лодке на веслах, да с нашим багажом далеко не уплывешь. Решили попробовать догрести хоть до какого-нибудь мало-мальски пригодного для ночевки места, так как остаться на базе мы не могли из-за животных. «Мало-мальски пригодной»  показалась заводь недалеко от базы, туда мы и причалили.

Палатку устанавливать не стали в надежде все же починить мотор и добраться до «нашего» места, где мы уже провели два отпуска. Муж занялся мотором, а я решила выпустить котов из их сумок-переносок, чтобы «размяли» лапки. Младший кот Дали остался рядом с лодкой, рассудив, что это самое безопасное место, пока нет дома - палатки. Айвазовский же сразу попытался устремиться в лесные дебри, но я была начеку: «отлавливала» его и возвращала поближе к остальным. Пока я не сводила с него глаз, собака нашла где-то в кустах рыбьи потроха (видимо, оставшиеся после чьего-то пикника) и немедленно в них извалялась. А порода у собаки одна из самых «меховых» - хаски, поэтому отмывать ее дело ужасно непростое, к тому же требующее спецсредств, которые лежали где-то в рюкзаках. Чтобы пока хоть как-то отбить кошмарный запах, я натерла ее мхом, в изобилии покрывающим карельскую землю, и привязала поводком к дереву. Видя, что я занята, Айвазовский медленно отступал к ближайшим зарослям с намерением в них исчезнуть. Уловив это коварство боковым зрением, я метнулась за котом и успела схватить его прежде, чем он выполнил свой план.

Наконец, заурчал мотор, и мы радостно погрузились в лодку. Страшно недовольный тем, что берег, а с ним и лес снова удаляются, кот, которого я решила не усаживать в сумку, а подержать оставшееся время на руках, стал вырываться и (впервые в жизни!) сильно меня укусил. Пока я пыталась его утихомирить,  пошел град, а у «мужика», должно быть, воспламенились уши!

Накрыв нас пленкой, муж продолжал рулить, прикрываясь от градин  свободной рукой и почти не видя направления. Удовольствие, которое мы собирались получить от плавания, превратилось в пытку. К тому же «наше» место оказалось занято, хотя в предыдущие годы мы специально выбрали для стоянки именно этот каменистый мыс, открытый всем ветрам,  потому что он не пользовался популярностью у других туристов! Но сейчас на нем стояло несколько палаток, а так как от отпуска мы ждем, прежде всего, уединения, то пришлось плыть дальше. Под градом! С трудом различая берега!

Потратив на поиски подходящего места несколько часов, мы поняли, что в этом сезоне в Карелии аншлаг, чего прежде никогда не бывало! Приходилось уплывать все дальше от «цивилизации». Силы были на исходе, ведь прошли уже почти сутки без отдыха. В конце концов, пришлось устроить ночевку.

Как только мы сошли на берег, дождь (град прекратился чуть раньше) стал ослабевать и закончился, когда мы вынесли последний рюкзак! Северный вечер, минуя ночь,  плавно перетек в рассвет. В розовом небе сначала робко, а потом все ярче засияла радуга. Место оказалось прекрасным. Все, как мы любим: уединенно, каменисто, от вида на бескрайнюю Ладогу переполняет восторг. Злые чары рассеялись. Живи, мужик!

Январь 2014

Автор: Малышкина Ольга, г. Москва

Поиск
Мы ВКонтакте